Баптизм неизлечим, детка!
Баптизм неизлечим, детка!

— Баптизм неизлечим, детка, — улыбнулся я.

— И что, ты хочешь сказать, что я поступила так, потому что когда-то ходила в баптистскую церковь? – кажется, она была возмущена таким предположением и моей наивностью.

— То, что мы делали раньше, зачастую накладывает отпечаток на то, что мы делаем сейчас, — не желая накалять обстановку прямым ответом, витиевато выразился я.

— Да ну тебя, я ходила туда больше десяти лет назад и уже давно все забыла. И это тут совершенно не причем! – да, она точно была возмущена.

— «Евангелие от Иоанна 3:16», — полуспросил-полуприказал я. С моей стороны это было жестоко, но другого способа открыть ей глаза я не видел.

— Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного… — автоматически начали шлепать ее губы. А глаза… глаза не сразу, но постепенно наполнялись пониманием. И по мере того, как в глазах сменялись, постепенно ускоряясь, оттенки чувств, губы двигались все медленнее. Это позволило верхней части лица догнать нижнюю, как раз к концу этого излюбленного библейского стиха всех христиан протестантских церквей. На несколько секунд повисло неловкое молчание.

— Да, наверное, ты прав, — печально ответило вновь ставшее гармоничным лицо моей собеседницы.

— Аминь.

P.S. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». (Святое Евангелие от Иоанна 3:16)

ПересмешникМысли вслухбаптизм,баптистская церковь,Вера,Евангелие,Евангелие от Иоанна,мысли вслух,протестантизм,протестантская церковь,разговор,религия,спор,христианство,церковь- Баптизм неизлечим, детка, - улыбнулся я. - И что, ты хочешь сказать, что я поступила так, потому что когда-то ходила в баптистскую церковь? – кажется, она была возмущена таким предположением и моей наивностью. - То, что мы делали раньше, зачастую накладывает отпечаток на то, что мы делаем сейчас, - не...Все познается в сравнении. Или не познается.