Запах истории
Запах истории

Конец лета.
Вологодская область.
Кирилло-Белозерский монастырь.
Неподалеку церковь. Как и полагается, какой-то матери.

Была когда-то церковь, а сейчас только стены остались. Голые стены из крошащегося красного кирпича, да разболтанные деревянные двери на ржавых петлях.

Кому она интересна? Вокруг суета, туристов привозят автобусами и толпой ведут посмотреть на муляжи «Древней Руси», недавно построенные гастарбайтерами. Базар, сувениры. А с нее что толку? Внутри даже пола нет. Неровная земля, поросшая травой, битый кирпич и штукатурка с осыпающихся стен. Хотели, видимо, лет десять назад взяться, отреставрировать, досок привезли, купол лесами подперли, да забросили. Доски в углу гниют, леса того и гляди мне на голову рухнут. Мне? А, ну да, я же внутрь зашел, не удержался.

Знающие люди говорят, что в 16-м веке эту церковь народ построил. Деревянная она была, неказистая. Потом, через сто лет, сгорела. Но местные монахи выпросили у царя денег и на ее месте новую построили из кирпича. Красивая стала, богатая, даже сейчас следы былого величия проступают – в чудом сохранившемся куске мозаики и росписи на штукатурке, в ажурной кирпичной кладке.

Два века в церкви службы шли. А потом война, революция. В войну из церкви госпиталь сделали. После революции пересыльную тюрьму. Держали в ней пленных то ли финнов, то ли поляков. Это кстати, тоже заметно, некоторые стены укреплены балками, к которым железные листы крепятся, закрывающие окна.

Ну, посмотрел и ладно. Я совсем уже собрался уходить, но поскольку вошел через главный вход, выйти хотелось через одну из боковых дверей, к которой с улицы вели разбитые мраморные ступени. Почему мне хотелось выйти именно через ту дверь? Не знаю. Может быть, в очередной раз сработало шестое чувство, не раз приводившее меня в самые удивительные места и позволяющее видеть что-то, недоступное остальным.

А вот и выход. Проходя через дверной проем, я почувствовал легкий, едва уловимый запах ладана. «Из церкви этот запах точно доноситься не может, тут уже больше ста лет служб не было. Наверное, с улицы», — мысленно отметил я про себя этот факт. Хотя, в ближайшей округе не было ни одной действующей церкви и наличие запаха ладана, а точнее причины его появления, меня немного заинтересовало.

Я вышел на крыльцо и, водя носом по ветру, стал спускаться по ступеням. Запаха здесь не было. Я остановился. Интересно, неужели все-таки в церкви идут служения, и я чего-то не заметил? А может быть, это поклонники сатаны отправляют тут по ночам свои черные мессы? Пожалуй, ради этого стоило вернуться.

Я снова вошел в церковь, на входе снова почувствовав едва уловимый запах ладана. Сделал несколько шагов внутрь, старательно принюхиваясь, словно старая полицейская ищейка, потерявшая след. За те несколько десятков секунд, которые я отсутствовал, здесь ровным счетом ничего не изменилось. Заброшенная церковь с запахом сырой земли, крошащегося глиняного кирпича, ржавого металла и побелки.

Забавно, наверное, показалось. Я снова медленно пошел к выходу. А вот и дверь. И снова запах ладана. Стоп. Я стоял ровно в дверном проеме, все еще не понимая, откуда доносится запах, но чувствуя, что разгадка где-то рядом. Я сделал шаг вперед, на улицу. Запаха не чувствовалось. Шаг назад, в дверной проем. Запах есть. Еще шаг назад, в церковь. Запаха нет. Снова шаг в дверной проем. Запах… и тут до меня дошло. Дверь! Запах ладана шел от двери!

Массивная деревянная дверь, сколоченная из квадратных толстых бревен, обитая поперек железными прутьями, чудом держащаяся на ржавых петлях и покрытая несколькими слоями облупившейся зеленой краски. Она была настоящей!

Несколько веков, пока в церкви шли службы, она вбирала в себя запах ладана. Даже не ладана, а целой смеси запахов, наиболее угодных православному богу — дымящихся кадил, нагретого лампадного масла, горящих восковых свечей. А еще, она пахла теплом и людьми. Ведь через нее проходили люди, тысячи людей. Они несли в церковь свои просьбы, совершали крестное знаменье при входе и шептали молитвы перед иконами. Здесь крестили детей, совершали свадебные обряды, праздновали памятные даты, провожали покойных. Из поколения в поколение, приходя в мир и уходя из него, люди проходили через эту дверь. И она, подобно губке, впитывала в себя их судьбы.

И вот теперь я стоял в нескольких сантиметрах от этой двери, положив ладони на шершавую поверхность, закрыв глаза и медленно вдыхая этот запах. Запах живой истории, который она хранила все эти годы, и который была готова отдавать людям…

P.S. Я возвращался к машине, а вокруг по прежнему куда-то спешили прохожие. Подъезжали и отъезжали автобусы с туристами. На прилавках лежала сувенирная мишура. Какая-то торговка поймала мой взгляд:

— Молодой человек, не хотите купить магнитик с символикой Кирилло-Белозерского монастыря?
— Что? – я все еще был где-то там…
— Купите магнитик, у меня дешевле, чем у других!

Ну конечно. После того бесценного подарка, который сделала мне история, я хотел купить этот никчемный магнитик. Который, к тому же, был дешевле, чем у других.

http://peresmeshnick.ru/wp-content/uploads/2016/11/девушка-в-церкви-1024x683.jpghttp://peresmeshnick.ru/wp-content/uploads/2016/11/девушка-в-церкви-300x300.jpgПересмешникМысли вслухдверь,запах,запах истории,история,Кирилло-Белозерский монастырь,монастырь,мысли вслух,религия,церковьКонец лета. Вологодская область. Кирилло-Белозерский монастырь. Неподалеку церковь. Как и полагается, какой-то матери. Была когда-то церковь, а сейчас только стены остались. Голые стены из крошащегося красного кирпича, да разболтанные деревянные двери на ржавых петлях. Кому она интересна? Вокруг суета, туристов привозят автобусами и толпой ведут посмотреть на муляжи «Древней Руси», недавно построенные гастарбайтерами. Базар,...Все познается в сравнении. Или не познается.